Мария Рогаткина:
"МИНИСТРОМ БЫТЬ
НИКОГДА НЕ ХОТЕЛА"
Медиа-центр МИЦ пообщался с человеком, который за год, приехав из Самарской области, стал лицом молодёжной политики Ульяновской области. Задали ей те вопросы, которые боялись спросить другие.
Для друзей она Маша, просто Маша – яркая, смешливая блондинка, с которой не заскучаешь, потому что энергия из неё бьёт ключом.

Для однокурсников и преподавателей УлГУ она Маша Рогаткина, студентка медицинского факультета, которая хочет найти себя в профессии врача. А на совещаниях с чиновниками, в присутствии губернатора, его заместителей и министров, она Мария Алексеевна Рогаткина, председатель Молодежного правительства региона, голос нового поколения.
К сожалению, корреспонденту медиацентра МИЦ удалось обстоятельно побеседовать только с последней из этих трех девушек. Хотя про первых двух она нам тоже немного рассказала.
В один из понедельников у меня начинает разрываться телефон. Времени 7 часов. Открываю Telegram: «Оксана Владимировна Солнцева покинула свой пост». Дальше написано, что предположительно пост министра займёт Мария Рогаткина.
МЕНЯ ПУГАЕТ НЕПОВОРОТЛИВОСТЬ СИСТЕМЫ
Маш, сразу об интересном. Может быть, ты не согласишься, но еще год назад о тебе мало кто знал. Не было всех этих интервью, не было бесконечных мероприятий, на которых ты сидишь рядом с губернатором. Но недавно ситуация изменилась – теперь ты весомая фигура на поле региональной политики, причем не только молодежной. Как так получилось?
— Три года назад про меня, как и про Молодежное правительство, вообще никто не знал. И нам понадобилось много времени, чтобы нас заметили. Сказать, что я обивала пороги – ничего не сказать. Я ходила и рассказывала всем, что молодые люди хотят изменить мир. Мне все время говорили: «У нас есть дела поважнее… Вы идите, посидите там, подождите, мы вам перезвоним». Но потом нас очень сильно поддержал Департамент по делам молодежи (возглавляла его Оксана Владимировна Солнцева). И вот как-то мы начали общаться, нас потихонечку-потихонечку начали замечать. А в какой-то момент я стала появляться с Сергеем Ивановичем Морозовым и Александром Александровичем Смекалиным, меня начали приглашать на заседания. Не могу сказать, что это сыграло в плохую сторону, хотя иногда я так думаю…
Молодёжная политика в Ульяновской области – это лебедь, рак и щука
Очень много слухов вокруг этой сферы в последнее время, которые связаны и с увольнением Оксаны Владимировны Солнцевой, и со сменой должности Сергея Сергеевича Кузьмина, курировавшего до недавнего времени молодежку... Ты бы хотела занять должность одного из них?
— Никогда. Как получилось… в один из понедельников у меня начинает разрываться телефон - времени 7 часов. А я утром всегда листаю ленту. Открываю Telegram: «Оксана Владимировна Солнцева покинула свой пост», - а дальше целый профайл на меня и написано, что предположительно пост министра займет Мария Рогаткина. Я такая посидела, думаю: надо кофе попить. Звонит корреспондент, говорит, что меня пророчат на пост министра молодежной политики региона. Я говорю, что прочитала уже. Спрашивает, знала ли я, что Оксана Владимировна уходит. Ну да, утром прочитала в Telegram. Забавный диалог получился. И министром я бы никогда не хотела быть. Хотя никогда не говори никогда. Из-за бюрократии – она убивает все. Много возни с документами. 4 часа в день я трачу на документы, а там нужно еще больше времени. Мне все же нравится быть в движении, быть свободной.

- Тебя пугает система?
— Меня пугает неповоротливость этой системы. Я привыкла жить в бешеном ритме.
Тем не менее, сейчас ты активно работаешь в команде губернатора. Когда только ворвалась в правительство, как себя чувствовала? Были ли конфликты?
- Я чувствовала себя белой вороной. Конфликтов не было, я не очень конфликтный человек. В некоторых аспектах мне серьезно не хватало знаний, но я училась, докапывалась до сути. С другой стороны, молодая девушка в Правительстве, куда люди попадают к 30-40 годам… Я очень долго ломала этот стереотип про «глупую блондинку».
У молодёжи есть бунтарский дух, искорка, и мы ее никуда не денем
- То есть к тебе относились предвзято?

- Нет. Это скорее было так: «Ну, давай. Посмотрим, на что ты способна. Ну, попробуй».

- Иными словами, атмосфера в коллективе была так себе…

- Атмосфера была стимулом к тому, чтобы развиваться. В Правительстве, кстати, подшучивать стали недавно, когда нам выделили кабинет. Даже табличка золотая на двери висит. Это такая гордость – была готова открывать ленточкой.
Зачитаю, с позволения, выдержку из интервью нового министра молодёжки Ирины Лукьяновой порталу ulgrad.ru, в которой меня заинтересовало сразу два момента. Она выделяет следующие проблемы молодежной политики: «Во-первых, это разрозненность, разобщенность молодежных организаций и объединений. У нас нет единой канвы этих объединений, нет единой идеологии относительно того, чем они могут заниматься. […] Во-вторых, это формирование единой системы управления в сфере студенческого самоуправления». По первой проблеме: не пугает ли тебя слово «идеология» в ответе министра молодежной политики? И какой путь тебе кажется более перспективным: путь унификации, объединения, создания единой идеологии или все-таки путь разнообразия, когда у молодежи (как и у НКО) есть возможность выбора?
— Молодежная политика в регионе – это лебедь, рак и щука. Я хочу туда, я буду заниматься этим… это нормально. У молодежи есть бунтарский дух, искорка, и мы ее никуда не денем. Нужно объединять – это правда. Но не в том плане, что вот у нас есть культура, и мы ей целый месяц занимаемся, а другой месяц выделили другую тему и работаем с ней – нет.
Тут скорее про обмен опытом. Университеты и НКО не против друг друга, а наоборот – вместе. Идеология не как идеал, к чему нужно стремиться, а идеология как единые шаги. Мы должны помогать друг другу.

- И про управление студенческим самоуправлением. Не видишь ли парадокса в самом мнении о том, что самоуправлением нужно управлять?

- У нас нет единой канвы самоуправления. У каждого университета есть актив, председатели… и дай бог, чтобы эти председатели друг друга знали. Мне кажется, удобно было бы создать единую систему, когда есть председатель, заместитель… ежегодный отчет. И начинать это надо еще со школы, чтобы люди понимали, как эти механизмы работают, что для них нужно. Если это будет так, впоследствии, переходя в другие организации, люди будут понимать, как те работают. Так что скорее не управлять студенческим самоуправлением, а быть рядом с ним.

«УЛЬЯНОВСК СНАБЖАЕТ ДРУГИЕ РЕГИОНЫ ХОРОШИМИ КАДРАМИ»
Переехала сюда и подумала: «Ну всё. Моя активная жизнь закончилась»
- Хорошо, оставим принципиальные вопросы в стороне. Хочется все-таки немного о тебе. Как девочка из Тольятти смогла стать председателем Молодежного правительства Ульяновской области?

Шесть лет назад я переехала в Ульяновск, потому что поступила на медицинский факультет - хотела стать врачом. Но на месте никогда не сидела. Была самой главной активисткой школы. Переехала сюда и подумала: «Ну все. Моя активная жизнь закончилась, буду заниматься только учебой». Через полгода поняла, что это невозможно. Медицинский факультет очень серьезный. Если не переключаться, будет тяжело. Поэтому я поначалу много занималась спортом – бегала постоянно, на коньках катались, на йогу ходила… Потом поняла, что переключение на спорт мне больше не помогает. Почему бы не заняться чем-нибудь еще? Стала заместителем председателя студенческого актива. И пробыла я в этой структуре до 3 курса.

Мне опять стало чего-то не хватать. Начала ходить на региональные площадки в качестве волонтера. Все другое: организация, люди. Стало интереснее. Позже у нас был чемпионат мира по хоккею с мячом. Так как у меня уровень английского выше среднего, стала атташе команды США. Были достаточно сложные отношения у Америки с Россией – это был первый год введения санкций. И я писала отчеты о том, как чувствует себя команда США на территории региона. Нравится ли им, что их не устраивает, как они высказываются об инфраструктуре. Это было в январе 2016 года. А в феврале мне предложили отправить заявку в Молодежное правительство. Я еще тогда подумала: «А что это вообще такое? Какое-то Молодежное правительство… а зачем оно мне нужно?!» Но все-таки решилась.

Кстати, это хороший вопрос. Многие люди не понимают, что представляет собой Молодежное правительство. Ты как обычно отвечаешь на него?
— Такая структура есть в 57 регионах страны. Не знаю, зачем у других, а у нас это «мостик» между неповоротливым взрослым Правительством и молодежью, готовой воплощать в жизнь свои безумные идеи.
Много желающих пройти по этому «мостику»? Насколько молодежь вовлечена?
— Я могу сказать сразу: в Ульяновске дикий кадровый голод. Мне кажется, это потому, что люди не знают тех социальных лифтов, которые для них выстроены. Очень часто разговариваю со студентами. Они говорят, что их не хотят брать на работу. А что они для этого сделали? Сходили на практику? Ну что такое практика в университете? Пришел ты на 4 часа, посидел, ушел. Ты не заинтересован в том, чтобы у тебя там что-то получилось. Ты думаешь о том, чтобы дневник сдать и уйти. А на самом-то деле некоторые предприятия заинтересованы в том, чтобы вложить что-то, научить, чтобы потом к ним приходили на стажировку, потом на работу. Нужно показывать свою заинтересованность и таким образом налаживать отношения.
рейтинг Марии Рогаткиной
Любимые места
1
Спасо-Вознесенский кафедральный собор
2
Парк «Строителей»
3
Дворец Бракосочетания
4
Музей фотографии
Мы не в праве привязать человека к батарее
и говорить, что он должен
жить в Ульяновске!
Мария Рогаткина
Председатель молодёжного Правительства
Ульяновской области
Некоторые люди наоборот уезжают учиться и работать в города побольше…
— Я на самом деле за это. Не к тому, что уезжайте все… а к тому, что мы не в праве привязать человека к батарее и говорить, что он должен жить в Ульяновске! Это неправильно. Ульяновск – родина талантов. И если мы снабжаем другие регионы хорошими кадрами – почему бы и нет? Но всегда хочется, чтобы молодежь знала, что и здесь ее мозги могут быть применены…
- Мария, со стороны складывается впечатление, что есть ты, а есть молодёжное правительство - орган интересный, но не более того. Как думаешь, это близко к истине? Что с ним будет, если ты уйдёшь?


- Я думаю об этом последнее время, каждый раз все чаще. У меня есть ряд достаточно ярких министров. Их замечают, их ведут. Я стараюсь давать им больше свободы и ответственности. Команду, которая была в 2016, знали все. Они были умудренные опытом, так скажем. Команда, которая есть сейчас, не такая опытная… но с ними интересно. Они идейные. Они ничего не боятся! Ты им дашь палец – они тебе руку откусят! Это факт. Они спокойно без меня берут ключ от нашего кабинета, собираются, работают.
И к предыдущему вопросу: если уходить, то в медицину или в правительство?
— Мне нравится чувство сопричастности. Эти сферы – именно про это. В любом случае пока медицина, потому что ординатура, да и правительство, потому что нужно работать с командой. Из зеленых маленьких побегов растить огромные деревья.
«Люблю смотреть хоккей. И караоке»
Автор: Так или иначе, о молодежи с тобой говорить будут всегда. А вот нам бы еще немного лично о тебе. Ты работаешь, учишься… а у тебя остается время на себя, на встречи с друзьями? Чем ты занимаешься в свободное время?
Скажу честно, люблю спать. Но не получается. Я очень люблю бегать. Для меня бег – это что-то с чем-то. Я надеваю спортивную форму, кроссовки… я бегу, абсолютно ни о чем не думая. Отключаюсь.
- Хотела бы когда-нибудь пробежать марафон?
Да! Вот недавно у нас была спартакиада, в Казани проходил марафон… Я бы хотела. Надо потихонечку готовиться, наверное, может быть к следующему лету.
- Когда последний раз ты бегала?
- Знаешь, вчера (дата беседы – 21 июня, прим. МИЦ). Я вышла с работы, меня трясло, я очень устала. Не могла остановить мысли в своей голове. И я зашла домой, бросила сумку, переоделась и просто пошла бегать.
- А что-нибудь кроме бега?
- С близкими люблю общаться. Хотя последнее время я жуткий собеседник. Все время в телефоне из-за работы. Еще я люблю ходить на хоккей. Мне кажется, это еще с детства. Потому что я родом из Тольятти – это хоккейный город, с хорошей хоккейной командой. Ну и в караоке нравится.
- Сейчас Чемпионат мира по футболу. Футбол смотришь?
- Да, болела за Россию, когда играли с Египтом. Напряженная игра была… Мне кажется, в нашу команду нужно верить. Никогда не нужно отчаиваться. Наша команда давно не показывала хорошего результата. Но ведь очень легко любить команду, которая всегда выигрывает. Попробуйте любить команду, у которой не все получается. Все сложнее. За Россию всей душой болею, посылаю правильные сигналы.