Иван Карпов:
«Мне казалось,
что в Ульяновске
я быстро достигну потолка»
Автор: Эдвард Исхаков
Фото: Анастасия Никерова и Ксения Кириллина
и из личных архивов Карпова
В 2011 году на фестивале начинающих журналистов Ульяновской области «Inформат» восьмиклассник Ваня Карпов стал одной из главных сенсаций. Ученик одной из заволжских школ, ещё даже не перешедший в старшее звено, с первых дней привлёк к себе внимание: взрослые не по годам суждения, серьёзные амбиции, врождённый артистизм – всё это выдавало в нём будущую звезду региональной молодёжной политики.
Фестиваль начинающих журналистов Ульяновской области "Inформат". Иван Карпов - крайний справа
С тех пор прошло уже семь лет: молодой человек выиграл (правда, со второй попытки) в областном конкурсе актива «Я лидер!», перебрался в Москву, окончил экономический университет имени Плеханова и обзавёлся густой, стриженной по последней моде бородой.

Однако в нём, как ни странно, по-прежнему можно разглядеть всё тот же подростковый запал и амбициозность. Корреспондент медиацентра МИЦ встретился с ним, чтобы поговорить, как изменилась его жизнь за эти годы, почему молодежь уезжает из региона и каким он видит свое будущее.
"Москва – это мой город. Я за четыре года привык жить в этом ритме, в этом драйве, и Москва мне это в полной мере даёт. Но самое главное – В Москве не существует потолка, там всё время есть куда стремиться"
«ГЕН ПРОВИНЦИАЛА»
- Иван, Вы после школы переехали в Москву. Можно, наверное, утверждать, что это потеря для Ульяновской области. И единственное, что в этой ситуации остается делать, это вопрошать: почему?
- Дело в том, что Москва – это мой город. Я за четыре года привык жить в этом ритме, в этом драйве, и Москва мне это в полной мере даёт. Но самое главное – в Москве не существует потолка, там всё время есть куда стремиться. Ты всегда можешь найти куда идти дальше, всегда можешь найти, где развиваться, всегда можешь остаться один на один с собой, несмотря на то что вокруг тебя очень много людей. Это одновременно очень сложно, очень выматывает, но и обыденно, просто и понятно. А вот, например, Санкт-Петербург не тот город. Там всё слишком спокойно. А я люблю бегать, постоянный «движ».
Есть огромное количество примеров людей, которые не уехали и которые строят свою жизнь здесь. Но мне в Ульяновске не хватает места, не хватает движения.
- И что, неужели за эти годы ни разу не было желания вернуться восвояси?

- Ну конечно, хотелось пару раз. Особенно, когда только переехал, было страшно. Я даже на третий месяц чуть документы из университета не забрал – был переломный момент. Но все-таки я закончил вуз и пока возвращаться не планирую. При этом я очень люблю Ульяновск. Всей душой. Я сюда очень часто приезжаю из-за людей, из-за видов, и я привожу сюда своих друзей, коллег в гости. Стараюсь участвовать в том, что здесь происходит, работаю в местных летних лагерях и, когда зовут, приезжаю на смены МИЦ. Очень люблю этот город.

- Но тем не менее, уехали, как и многие другие. С чем это все-таки связано?

- Честно говоря, не знаю, в чём проблема. Есть огромное количество примеров людей, которые не уехали и которые строят свою жизнь здесь. Если взять МИЦ, то это, например, Паша Андреев, Костя Ильин, Алена Титова, Сережа Куприянов, Женя Меметова, Паша Калашников – прекрасные люди, которые живут здесь, им здесь есть куда расти. Но мне в Ульяновске не хватает места, не хватает движения. Мне кажется, мне здесь было проще достичь собственного потолка.
Миграция населения Ульяновской области*
6 661 чел. переехали из нашего региона с начала года, в т.ч. 155 в страны СНГ и 21 человек в другие страны.

5 926 чел. приехали в Ульяновскую область с начала года, в т.ч. 448 человек из стран СНГ и 64 чел. из других стран.

Данные Ульяновскстата за период с января по март 2018 г.
- Но в Москве, с другой стороны, карьеру строить сложнее. Все-таки конкуренция выше.

- Конечно, тяжело. Представьте, сколько там таких, как я? Каждый год тысячи людей выпускаются из вузов. Огромная конкуренция, требуется уйма навыков и, главное, способность выживать в этом ритме. В выходной день заходишь в метро, потом выходишь из него и уже ощущение, что рабочий день отпахал – настолько много энергии уходит. Поэтому сложно. Сложно, непонятно куда развиваться. Нужно сначала выбрать направление развития и только потом по нему работать. Хотя и без работы никогда не останешься.
- Но все-таки. Что молодёжи не нравится в Ульяновке? Почему найти себя там им проще, чем здесь?

- Знаете, такое чувство, что это тренд. Модно говорить, что в Ульяновске плохо, а потом отсюда уезжать. И это не только для Ульяновска актуально, но и для любого маленкього города. Ведь Москва – это отдельная страна, это другие доходы, другие возможности. Поэтому люди и уезжают. Но я бываю в Ульяновске ровно столько, чтобы объективно оценивать, как меняется город. И город действительно становится лучше и чище, опрятнее и красивее. Моя сестра живет в Тольятти. Вот там действительно нечего делать. В Ульяновске же, как мне кажется, есть перспективы: строятся заводы, привлекаются инвестиции. А почему хотят уехать? Ну людям хочется красивой жизни, все смотрят «ютубчик» (youtube.com – прим. МИЦ), большинство блогеров живут в Москве или Питере… Формируется какой-то определенный образ, какая-то концепция. Не знаю, я себе много раз задавал вопрос, готов ли я вернуться в Ульяновск. И знаете, я не исключаю возможности, что когда-нибудь я здесь снова окажусь. Но пока хочется покорить столицу, построить карьеру там. Это такой ген провинциала. Когда я спрашиваю у Ани Аполосовой, которая на 2 года старше меня, зачем она создала Ассоциацию студенческих объединений Москвы, зачем она просто не идет на какую-то работу зарабатывать деньги, она отвечает: «Ну как же, представь. Девочка из ульяновского поселка Радищево приехала в Москву и создала собственное студенческое движение! Здорово же». Вот это и есть ген провинциала.
- Предположим, это интервью читает человек, который еще размышляет, уезжать из региона или нет. Что вы ему скажете?
- Я уверен, что, если есть возможность и желание, то нужно ехать. Нет ничего плохого в том, чтобы получить в Москве образование, а потом вернуться домой. Здесь всегда будут ждать, всегда встретят. Но лучше попробовать, чем не попробовать. Просто, когда тебе 30 или 40 лет, уезжать в большой город намного труднее хотя бы потому, что там уже ждут своего звездного часа тысячи 20-летних молодых и перспективных ребят. Так что, если пробовать, то сейчас самое время.
«ТАК И НЕ ВЫИГРАТЬ В КОНКУРСЕ «Я ЛИДЕР!»
БЫЛО ОБИДНО»
- Какие навыки и качества, выработанные в МИЦ, помогли и помогают вам в Москве?
- Слушайте, да вообще всё. Отношения с людьми, проектный менеджмент (одна из моих сильнейших вещей) - вся база была заложена здесь, в этой организации. Практически всё, чем я сейчас занимаюсь, берёт своё начало именно в МИЦ. Даже сам подход к любому делу: для меня важно найти смысл в каждом действии, видеть цель, знать миссию. Когда мы с Аней Аполосовой начали ездить в Ульяновск и работать в команде Жени Марцынович над конкурсом «Я лидер», мы быстро поняли: нельзя просто потреблять. Хочется искать смысл, хочется, чтобы всё было не просто так. Во всем должен быть смысл. У меня был опыт, когда я год проработал в организации, в которой разрабатывал спецпроекты. Работа была хороша тем, что я мог много работать, а мог откровенно бездельничать – и все равно получал деньги. Казалось бы, радуйся! Но я не смог, я уволился. Есть какая-то потребность деятельности, наполненной смыслом.
- В нашей беседе уже были упомянуты несколько имен известных членов Молодежного инициативного центра. Очевидно, что организация выступала своего рода цитаделью энергии, с позволения. Одни люди вдохновляли других на свершения, и этот процесс втягивал новых и новых ребят. Кто на вас влиял? Кто вдохновлял?
- Это, в первую очередь, те люди, с которыми я до сих пор очень близко общаюсь, мои первые наставники, близкие друзья: Александра Великанова, Аня Аполосова. Из тех, кто вдохновлял… Моё первое воспоминание о МИЦ – это Паша Андреев, непонятный тогда для меня человек. Это Маша Кирпичникова, являющаяся моей крёстной, чему я безумно рад. Наташа Мусина, с которой мы отработали полтора года в рамках программы «Добро» и ещё несколько лет проводили лесную школу «Технологии добра». Женя Марцынович – руководитель центральной программы «Лидер» на протяжении нескольких лет. Женя Меметова, которая добилась достаточных высот Ульяновске. Это Серёжа Куприянов – бесконечно развитый и умный человек, поражающий своей силой воли.
- Удивительно, но со многими из этих людей имели честь познакомиться в этом году на «Inформате».
- Да. Действительно так сложилось, что и Маша Кирпичникова, и Наташа Мусина вышли в свое время из «Inформата». И я тоже начинал именно там.

Иван Карпов на фестивале начинающих журналистов Ульяновской области "Inформат"
- Однако все-таки в вашей «мицевской карьере» самым, пожалуй, ярким взлетом была победа в конкурсе «Я лидер». Причем одержали вы ее не с первого раза. Какая мысль посетила вас сразу после победы?

- У меня было одно единственное ощущение: «наконец-то». Потому что это был второй раз, да и это было сложно сделать. В первый раз я лидировал, но в итоге занял 4 место – кому такое понравится? Поэтому я участвовал второй раз. Тем более в рамках организации продолжалась довольно насыщенная деятельность, а это одно из ключевых мероприятий, так что не участвовать в нём было бы непростительно.

- Кто из Ваших конкурентов Вас действительно впечатлил? Кто запомнился?
- Моим сильнейшим конкурентом был Герман Дергунов, который в итоге занял второе место. Это человек с ограниченными возможностями здоровья и с мощнейшей силой воли. Я не знаю, где он сейчас, что с ним сейчас. Но он, безусловно, был для меня открытием. А так… Со всеми мы дружили, со всеми общались. Как минимум были знакомы. Наверное, большинство самых ярких и широко известных членов организации прошли через этот конкурс: Аня Гусева, Настя Иванова, Сережа Скрыгин, который в нем выиграл, Стас Мухрыгин, которого большинство сегодняшних активистов, наверное, уже и не знает… Очень много людей прошли через этот конкурс. Например, [моя подруга и член МИЦ] Ксюша Крыжняя, которая живет в Москве и общественной деятельностью уже не занимается, тоже сильно шагнула вперед, участвуя в нём.
от Ивана Карпова
Три совета как победить в любом конкурсе
1
Верить в себя и в свои силы
2
Оставаться собой и думать о зрителе, а не о жюри
3
Читать положение о конкурсе, смотреть на критерии оценки и не бояться работать
- Такая закалка, помноженная на, судя по всему, искреннюю любовь к МИЦ, не стала ли мотивацией открыть отделение организации в Москве? Были ли такие мысли?
- Да простит меня [председатель МИЦ] Константин Юрьевич [Ильин]… Вопрос о федерализации организации давно открыт, но я не вижу в этом никакого смысла. В Москве это будет просто лишная структура, на которую будет уходить много денег. Нужно закупать всю атрибутику, оформлять документы, платить бухгалтерам, юристам. Поэтому нет. Анна Аполосова, например, живя в Москве, целый срок была членом президиума организации. Мы можем работать и развиваться в рамках организации, не находясь в этом городе. Открывать местное отделение, чтобы продолжать деятельность, не нужно. Мы можем помогать, находясь там. Например, в каком-то году финал конкурса «Я лидер!» мы с Аполосовой готовили в Москве. Мы написали сценарий дня за два, это обычная практика, а потом сели в ночной поезд до Ульяновска. Должны были приехать и утром идти на финал. Уже из поезда мы позвонили Жене Марцынович, тогдашнему руководителю программы «Лидер», чтобы уточнить, кто выступает. Она нам ответила: «Ребят, вообще-то вы готовите финальный концерт. Откуда я знаю, кто выступает?» Мы всё поняли и за ночь в поезде практически с нуля собрали концертную программу, хотя к тому моменту уже ни я, ни Аня не жили в Ульяновске. Так что это совсем не проблема.
- Кстати, очень показательная ситуация. Может быть, вспомните еще что-то? Может, смешные моменты?
- Ох, таких было много. Например, мы очень интересно познакомились с моей «мицевской крёстной» Машей Кирпичниковой, теперь уже Калашниковой. На моем первом «Inформате» Маша с очень серьезным видом проходила мимо меня, и я сказал своему коллеге, другому участнику фестиваля, довольно грубую вещь о ней. Что-то вроде «кто это вообще такая», только в более емкой формулировке. И к моему ужасу, Маша это услышала, но это не помешало ей в итоге стать моей крестной в организации. С этого и началась наша с ней любовь, и это я говорю без всякой иронии. На том же фестивале моим куратором был член пермской делегации Виталий Призюк. И как оказалось, после первого дня работы (мне об этом рассказали уже много позже) он пришел на вечернюю планерку оргкомитета и сказал про меня фразу, которая затем на какое-то время стала мицевским мемом: «У нас в команде жесткое доминирование…» Очень смешно! Еще были истории того, как мы с Андреем Каляевым и Ваней Матвеевым, двумя ребятами из Новоспасского, подшучивали над членами оргкомитета на какой-то из смен… Да много всего было, так и не перескажешь.
«ФИЛЬМЫ ПРО РОССИЮ
СТАРАЮСЬ НЕ СМОТРЕТЬ»
- Судя по вашим социальным сетям, Вы были очарованы фильмом «Аритмия», который в этом году собрал приличное количество премий. Отсюда вопрос – какое кино вы любите?

- Сложно сказать. Я, например, как и все люди, смотрю тупые американские комедии, чтобы выключить мозг. Но разговор о кино лучше начать вот с чего: я читаю русскую классическую литературу, потому что она сложная, а мне, к сожалению, нравится всё усложнять. Вот и в фильмах я ищу того же. Люблю фильмы, в которых раскрыты проблемы личности, проблемы выбора. Все наши последние фильмы, снятые, скажем так, либерально настроенными режиссерами, мне нравятся, потому что они о нас. Все их герои – это мы. Хотя смотреть их тяжело. Но для понимания: мой любимый фильма – «Матрица». Пересматриваю его каждый год по несколько раз. Но если говорить о российских картинах, то глубокое впечатление на меня произвел фильм «Дурак» Юрия Быкова. Хотя должен признаться, что фильмы про Россию действительно сложно смотреть, и я стараюсь этого не делать.

- А если говорить про классическую литературу? Что отвечает вашему чувству прекрасного?
— Конечно, Достоевский. Хотя вот «Карамазовых» никак не могу осилить – видимо, еще не дорос. Толстой. Романы 20-го века. Тот же Шолохов. Но вот Пушкин – нет. И Гоголь – нет. Очень тяжело мне даются. Нравятся Андреев, Замятин. Вообще надо сказать, что я прочитал довольно много социалистических утопий, и «Мы» Замятина среди них выделяется. Но в то же время я большой поклонник и абсолютно противоположной концепции – Айн Рэнд и ее романы «Атлант расправил плечи», «Источник». Если русская классика в целом говорит нам, что нужно всем пренебречь ради долга, то Рэнд, напротив, проповедует здоровый эгоизм. Это особенно интересно в разрезе того, что писательница и сама была русского происхождения, эмигрировала в штаты в 20-е годы, после революции. А вот фантастику не люблю. Из русского читал только Сергея Лукъяненко, но на этом всё и остановилось.
по мнению Ивана Карпова
Три российских фильма, которые стоит увидеть
1
«Дурак» Юрия Быкова
2
«Нелюбовь» Андрея Звягинцева
3
«Левиафан» Андрея Звягинцева
Чтобы поставить точку в этом разговоре. Что дальше? Вы закончили университет. Понятно, что вы пока не собираетесь возвращаться в Ульяновск. Но чем займетесь? Может, блогером станете?
— Я, кстати, об этом думал! Но у меня пока нет основной идеи. Раньше можно было просто о чем-то вещать на камеру, но сейчас все-таки блоги сделали качественный рывок, и нужен какой-то интересный ход. А у меня сейчас пока такой период, когда я не знаю, чем буду заниматься в жизни. Студенческие годы прошли, пора определяться. Есть мысль попробовать себя в радио или тележурналистике, продолжить развиваться в рекламе. Точно продолжу взаимодействовать с АСО.